Program-Goal Oriented Planning at Regional Level

Lagunova T.P., Lagunov Y.P., Babintseva A.B.

Abstract


The paper describes the use of program-goal oriented planning method at a regional level by the example of education sphere development. The emerging issues of cooperation between authorities in the development and implementation of state (municipal) programs, as well as the problems of quality of development and efficiency of implementation of the programs are revealed.

Keywords


program-goal oriented method; planning; budget; program; indicator; development; education; state

Full Text

Принятый в 2014 г. Федеральный закон № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» установил перечень документов стратегического планирования на каждом уровне управления, определил взаимосвязь между этими документами, а также взаимосвязь стратегического планирования и бюджетного процесса. Одним из методов стратегического планирования является программно-целевое планирование, которое осуществляется на каждом уровне управления. Закон также предусматривает координацию государственного и муниципального стратегического управления и бюджетной политики. Преимуществом программно-целевого бюджетного планирования является возможность определять цели, период, за который планируется достичь цели, этапы достижения цели и количественно измеримый результат достижения цели в виде индикаторов программы. Отсюда - программно-целевое планирование - эффективный и обоснованный метод планирования, позволяющий обеспечить взаимосвязь между бюджетными расходами и достигнутыми результатами. В соответствии с Бюджетным кодексом РФ государственными программами может быть предусмотрено предоставление субсидий на реализацию государственных программ (муниципальных программ), направленных на достижение целей, соответствующих государственным программам РФ (государственным программам субъекта РФ). Цели государственных и муниципальных программ могут совпадать. Одной из особенностей принятого и исполненного в 2016 г. федерального бюджета является планирование бюджетных расходов в разрезе государственных программ, подпрограмм и основных мероприятий программ. Исходя из решений, принятых на федеральном уровне, региональные власти стали формировать бюджеты субъектов РФ в программном разрезе. К примеру, в Удмуртской Республике с 2014 г. выросла доля расходов бюджета на реализацию программ. Анализ представлен на рис. 1. Так, удельный вес планируемых расходов бюджета на реализацию программ в 2013 г. составлял менее 11 %, а в 2015 г. - уже более 97 %. Для анализа использованы данные из принятых законов Удмуртской Республики о бюджете на соответствующий год и плановый период. Одной из острых проблем, на которую обращают внимание исследователи [1] при стратегическом планировании, использовании программно-целевого метода, является организация эффективного взаимодействия органов власти разного уровня для объединения усилий по достижению единых целей государственной политики. К примеру, от эффективности взаимодействия регионального и местного уровней власти может зависеть реализация целей, поставленных государством [2]. О необходимости интеграции говорят и другие исследователи, отмечая, что интеграция не мешает сохранению многообразия подходов к стратегическому планированию [3]. Рис. 1. Доля расходов бюджета Удмуртской Республики на финансирование по программным направлениям деятельности, % Поэтому представляет интерес анализ процессов взаимодействия органов государственной власти для объединения усилий по достижению единых целей государственной политики. Для примера: анализ взаимодействия органов власти проведен в сфере образования. Так, в государственной программе РФ «Развитие образования» на 2013-2020 годы обозначена цель «обеспечение высокого качества российского образования в соответствии с меняющимися запросами населения и перспективными задачами развития российского общества и экономики; повышение эффективности реализации молодежной политики в интересах инновационного социально ориентированного развития страны». В программе «Развитие образования» на 2013-2020 годы, принятой в УР, исходя из полномочий органов государственной власти регионов акцент в определении целей сделан на обеспечении доступности образования; в федеральной программе особое внимание уделено качеству образования, отдельно выделены цели в сфере молодежной политики. К примеру, ожидаемые конечные результаты реализации федеральной государственной программы по направлению «дошкольное образование и воспитание»: повышение доступности дошкольного образования и предоставление всем детям в возрасте от 3 до 7 лет возможности получения дошкольного образования достигнуты в Удмуртской Республике уже в 2015 г. (данные представлены на рис. 2). Согласно отчетам о реализации программы дети в возрасте от 3 до 7 лет, проживающие на территории Удмуртской Республики, обеспечены местами в детских садах. Кроме того, запланированные индикаторы программы по этому направлению из года в год выполняются. Для анализа исполнения программы использованы данные из материалов оценки эффективности реализации государственной программы УР «Развитие образования» на 2013-2020 годы по итогам соответствующих лет, размещенных на сайте Министерства образования и науки Удмуртской Республики [4]. Рис. 2. Отношение численности детей 3-7 лет, которым предоставлена возможность получать услуги дошкольного образования, к численности детей в возрасте 3-7 лет, находящихся в очереди на получение в текущем году дошкольного образования в УР, % Бюджетный кодекс РФ предусматривает, что по каждой государственной программе, муниципальной программе ежегодно должна проводиться оценка эффективности реализации программы. По результатам оценки может быть принято решение о необходимости прекращения или об изменении государственной (муниципальной) программы, в том числе изменения объема бюджетного финансирования реализации государственной (муниципальной) программы. На достижение целей государственных программ по образованию из бюджета УР, РФ направлялись соответствующие средства. В федеральной программе по образованию представлен целевой индикатор «отношение среднего балла ЕГЭ (в расчете на 2 обязательных предмета) в 10 % школ с лучшим результатом ЕГЭ к среднему баллу ЕГЭ (в расчете на 2 обязательных экзамена) в 10 % школ с худшим результатом ЕГЭ». В мониторинге целевых индикаторов государственной программы Удмуртской Республики «Развитие образование» на 2013-2020 годы анализируется показатель, характеризующий качество подготовки выпускников государственных (муниципальных) общеобразовательных организаций, доля выпускников, не сдавших единый государственный экзамен, в общей численности выпускников государственных (муниципальных) образовательных организаций. Из данных, представленных на рис. 3, видно, что в 2013 г. более 4 % выпускников в УР не справились с ЕГЭ (плановые показатели 2,3 %), но уже в 2014 и 2015 гг. фактические показатели превосходили плановые в несколько раз. Анализ численного значения плановых и фактически достигнутых показателей свидетельствует еще об одной проблеме при использовании программно-целевого метода - качество (напряженность) плановых показателей принятых государственных (муниципальных) программ. Рис. 3. Доля выпускников государственных (муниципальных) общеобразовательных организаций, не сдавших ЕГЭ, в общей численности выпускников государственных (муниципальных) общеобразовательных организациях в УР, % К примеру, в программе по образованию, принятой в УР, определен целевой индикатор «удельный вес численности выпускников государственных образовательных организаций профессионального образования УР очной формы обучения, трудоустроившихся в течение одного года после окончания обучения по полученной специальности (профессии), в общей численности». Анализ достигнутых значений индикатора представлен на рис. 4. Из представленных на графике данных видно, что плановые значения индикаторов в 2014 и 2015 гг. ниже фактически достигнутых еще в 2013 г., фактическое значение показателя в 2015 г. выше планового на 12 %. Рис. 4. Удельный вес численности выпускников государственных образовательных организаций профессионального образования УР очной формы обучения, трудоустроившихся в течение одного года после окончания обучения по полученной специальности (профессии), в общей численности, % Обращает на себя внимание еще одна проблема. Фактические показатели, представленные в отчетах ведомства, значительно отличаются от показателей, представленных на официальном сайте программы УР «Развитие образования» на 2013-2020 годы. К примеру, по материалам оценки эффективности реализации государственной программы «Развитие образования» на 2013-2020 годы по итогам соответствующих лет [5] по показателю «удельный вес численности обучающихся в государственных и муниципальных общеобразовательных организациях, которым предоставлена возможность обучаться в соответствии с основными современными требованиями (с учетом федеральных государственных образовательных стандартов), в общей численности обучающихся государственных и муниципальных организаций» числовые значения приближаются, но не достигают средних по РФ (в 2014 г. план и факт составили 85 %, а в 2015 г. - 90 %). Анализ данных представлен на рис. 5. Рис. 5. Удельный вес численности обучающихся в государственных и муниципальных общеобразовательных организациях, которым предоставлена возможность обучаться в соответствии с основными современными требованиями (с учетом федеральных государственных образовательных стандартов), в общей численности обучающихся государственных и муниципальных организаций в УР, % Отчетные же данные ведомства [6] свидетельствуют о значительно более скромных достигнутых результатах реализации программы в УР по этому направлению. Анализ данных представлен на рис. 6. Рис. 6. Удельный вес численности обучающихся в общеобразовательных организациях УР, которым предоставлена возможность обучаться в соответствии с основными современными требованиями, в общей численности обучающихся в общеобразовательных организациях в УР, % Такое несоответствие значений показателей в различных отчетах ведомства может поставить под сомнение их достоверность и, как следствие, качество и эффективность программы в целом. Несмотря на имеющиеся проблемы внедрения программно-целевых методов планирования, государственные программы являются тем инструментом, который позволит обеспечить повышение результативности и эффективности бюджетных расходов, ориентацию на достижение целей государственной политики. Об этом говорится и в разработанных на федеральном уровне документах [7]. Отмечается необходимость формирования системы аудита эффективности государственных программ, включающей оценку качества формирования государственной программы и эффективности ее реализации. По результатам аудита должны приниматься решения о финансовом обеспечении государственных программ. Необходимо усилить ответственность за качество подготовки и эффективность реализации государственных (муниципальных) программ.

Galleys

PDF (Русский)
References References

Сургуладзе В. Ш. Стратегическое планирование в субъектах Российской Федерации: проблемы межрегионального соразвития на примере Московской области и города Москвы // Власть. - 2016. - № 12. - С. 122-129.

Дядик В. В. О проблемах стратегического планирования на муниципальном уровне: российские реалии и скандинавский опыт // Региональная экономика: теория и практика. - 2014. - № 6. - С. 53-61.

Харченко К. В. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации»: проблемные вопросы и направления совершенствования // Практика муниципального управления. - 2015. - № 10. - С. 16-24.

http://udmedu.ru/project_program/gosudarstvennaya_ programma_udmurtskoy_respubliki_razvitie_obrazovaniya_na_ 2013_2015_gody/

Там же.

Там же.

Сценарные условия, основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации и предельные уровни цен (тарифов) на услуги компаний инфраструктурного сектора на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов. - URL: http://economy.gov.ru/ minec/about/structure/depMacro/20160506




DOI: http://dx.doi.org/10.22213/2413-1172-2017-1-74-77

Article Metrics

Metrics Loading ...

Metrics powered by PLOS ALM


Copyright (c) 2017 Bulletin of Kalashnikov ISTU

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


ISSN 1813-7903 (Print)
ISSN 2413-1172 (Online)